Создается поразительный политический импульс, движимый возрождением гражданских инициатив вокруг общественного достояния – движений, которые представляют собой оспаривание существующих режимов и моделей. Происходящие в определенный поворотный момент европейской истории, эти явления опровергают гипотезу «конца истории» 1989 года, сняв резкую поляризацию между идеологиями капитализма и коммунизма, и указав на альтернативы исчерпанному повествованию. Свободные люди вместе заново изобретают форму политической мобилизации и инновационной организации.

В современном политическом ландшафте общественное достояние стирает границы «частного» и «государственного» секторов, как мы их знали в прошлом веке. Сегодняшний подход к общему звучит так: «это моё настолько же, насколько и ваше». Общественное достояние вновь возвращается в политический ландшафт старого архетипа политической экологии: управляющий, надзиратель, хранитель природы, ресурсов, земли или района.

Общественное достояние отвергает и предоставляет альтернативы глубоко укоренившимся идеологиям, связанным с рынком и государством: первое воздерживается от роста, крайнего индивидуализма и гиперконкурентности; а второе моделирует принудительную стандартизацию. Движение за общие блага и его значение на местах, а также все более и более укореняющийся и сопутствующий ему язык общих благ, представляют собой фундаментальный вызов корпоративной приватизации, коммодификации и захвату земли, культуры и социальных «сводов норм», следуя неолиберальной логике добычи.

Калейдоскопическая плавность

Огромное разнообразие значений, приписываемых «общественному достоянию», свидетельствует о том богатом и многогранном значении, которое приобрело это понятие. Но разные способы использования этого термина в разных контекстах и моментах времени, также создают дилемму для введения определения или критерия. Применяемое в различных контекстах, от городских общественных пространств до сельского хозяйства, от природных экосистем до виртуального мира, одно лишь содержание этой версии демонстрирует это разнообразие.

Некоторые из этих случаев относятся к земельным, материальным ресурсам, как, например, яркий рассказ Ванданы Шивы о битве Давида и Голиафа, когда фермеры, живущие за счет натурального хозяйства, сопротивлялись попыткам монополистического захвата всего зерна, постоянно сокращающимся числом транснациональных корпораций. Тематическое исследование Джонатана Пирона в области сохранения лесов показывает, что общественные земли могут быть пространством для инноваций и экспериментов, в то время как исследование Евы Суфин-Жакмарт и Радослава Гавлика об управлении водными ресурсами, подчеркивает острую необходимость для сообществ брать на себя ответственность, в широком смысле, за общие блага, на которые они опираются. Ричард Воутерс и Лисбет Бенедер исследуют потенциал добычи ресурсов из космоса – увлекательная перспектива, хотя грозит отсрочить столь необходимое признание того, что даже неограниченные ресурсы должны управляться беспристрастно, справедливо и не причинять вреда.

Данные и информация представляют собой менее осязаемые формы общих ресурсов, и Джулия Реда обсуждает цифровые ресурсы и новаторские платформы для управления знаниями в Интернете. Города также стали ареной борьбы с частным присвоением пространства. Опыт Эрика Пиолле в Гренобле иллюстрирует проблемы управления общественными пространствами для общего блага, в то время как описания Даниэлой Феста оригинальных инициатив «городских заинтересованных сторон» в Италии, учат нас, что городские сообщества это гораздо больше, чем просто пассивное управление.

сегодняшний подход к общему звучит так: «это моё настолько же, насколько и ваше».

К ним мы можем добавить режимы управления и модели принятия решений, создав новые гибридные структуры и процедуры. Томислав Томашевич утверждает, что строгое разделение между государством и рынком в качестве регуляторов ресурсов и общественной жизни является устаревшим, поскольку они оба переживают определенный кризис легитимности. Дирк Холеманс исследует третий вариант, описываемый как «автономия», основанный на другом экономическом подходе к созданию и измерению ценности с помощью альтернативных средств, нежели рынок и государство, принимая скрытую критику неадекватности обоих этих механизмов.

С европейской точки зрения, Софи Блумен и Дэвид Хаммерстайн критикуют ЕС за отсутствие лидерства в этой области, в то время как с другой стороны медали, Ведран Хорват показывает разрушительный потенциал социальных движений и транснациональной борьбы, иллюстрируя потенциал общих ресурсов для стимулирования солидарности через границы. В основе всего этого, Тине де Мур излагает историческую траекторию, которая помещает сегодняшние инициативы в долгую и богатую историю коллективного управления ресурсами и сотрудничества.

Использование нетронутого потенциала общих ресурсов

Распространение гражданских инициатив по управлению ресурсами это развитие, которому Зеленые в Европе должны уделять пристальное внимание. Общественное достояние помогает выявить слабые звенья и линии разломов в текущей политике, которые необходимо устранить. Перед лицом сложной институциональной сферы и все более возрастающей мобилизации широких масс, Зеленые должны усвоить основные политические уроки 21 века, которым может научить общественное достояние.

Одна из фундаментальных проблем, которую поднимает общественное достояние это проблема власти, концентрация которой имела и имеет далеко идущие последствия. В групповом обсуждении Хилари Уэйнрайт описывает общественное достояние как содержащее новый вид власти, отличную от традиционной доминирующей власти государства, как силу, способность к преобразованию которой проистекает из ее автономной и творческой природы. Точно так же, преобразующий потенциал общественного достояния становится очевиден, когда мы понимаем идею о том, что все, что может быть приватизировано и использовано для получения прибыли, также можно рассматривать с точки зрения общих ресурсов, как демонстрирует дискуссия между Уго Маттеи и Молли Скотт Като. Мишель Баувенс, однако, задается вопросом, является ли общественное достояние новым нарративом или новым «режимом ценностей», который действительно может или должен освободиться от государства или же это следует рассматривать, как борьбу за определенное видение государства. Даниела Донелец подчеркивает эту точку зрения, когда она утверждает, что ее видение общественных ресурсов является политически полезным при противостоянии с государством и представляет потенциальные модели для реформ, а не отдельные автономные зоны, которые потенциально могут соперничать или даже превосходить власть государства.

Как предупреждает Джон Кларк, исследование общих ресурсов может привести нас в ловушку веры в то, что воспользовавшись властью, можно автоматически прийти к справедливой организации и инклюзивному принятию решений. Вместо этого она может предоставить язык для альтернатив и сделать их реальностью на местах, посредством процесса проб и ошибок, который, как и все подлинно инклюзивные демократические практики, является трудоемким и кропотливым процессом, который требует постоянного пересмотра, чтобы гарантировать, что мы движемся в правильном направлении.

Однако мы должны быть воодушевлены тем, что это путешествие уже началось.

Finding Common Ground
Finding Common Ground

An investigation into the commons reveals the wide-ranging spectrum of definitions and applications of this concept that exist across Europe. Yet from the numerous local initiatives, social movements and governance models associated with this term – is it possible to identify the outline of a commons-based approach that could form the basis of a broad cross-societal response to the failures of the current system?

Cookies on our website allow us to deliver better content by enhancing our understanding of what pages are visited. Data from cookies is stored anonymously and only shared with analytics partners in an anonymised form.

Find out more about our use of cookies in our privacy policy.