Climate and Energy

В ПРЕДДВЕРИИ ШТОРМА: ПРОГНОЗИРОВАНИЕ БУДУЩЕГО ГОРОДОВ

Наиболее широко признанный прогноз для нашей планеты разрушает привычное видение светлого будущего для наших городов, характеризующихся изобилием и технологическим развитием. В результате, нам необходимо срочно найти новые сценарии и противостоять тем из них, которые могут стать нашей нежелательной реальностью. Мы надеемся, что этот продукт воображения может помочь нам эффективно адаптироваться и, возможно, отыскать для себя совершенно иной путь.

Сегодня города во всем мире сталкиваются с целым рядом серьезных угроз: от экологического загрязнения до изменения климата, нехватки ресурсов, перенаселения и многих других. Растущее осознание этого привело к распространению таких «решений», как «зеленые», «устойчивые», «умные», «эластичные», «без углеродные» проекты городов, а также «экологических кварталов». Но насколько эффективными окажутся эти инициативы перед лицом реальных проблем? Наше представление о будущем остро нуждается в хорошей дозе реализма. Видение «линейного» городского будущего в действительности опирается на образ изобилия, созданного во время послевоенной реконструкции. Тем не менее, условия для такого процветания более не существуют.

Более внимательное рассмотрение основных угроз, стоящих перед городами, может послужить основой для разработки потенциальных будущих сценариев. Мы надеемся, что, стимулируя наше воображение, эта концептуальная основа поможет нам выбрать городскую политику, которая является более надежной и менее неустойчивой, чем те, которые мы наблюдали до сих пор.

ГОРОДА ПОД УГРОЗОЙ

Риски глобального потепления хорошо всем известны. По данным ООН, более 60 процентов городов с населением более 750 000 человек подвержены как минимум одному серьезному риску, связанному с климатом. В одном из последних докладов МГЭИК описывается, среди прочего, нежелательное развитие событий, связанное с климатом и экологическими потрясениями, которые уже сегодня разрушают системы промышленного питания, работающие на большинство европейских городов.[1]

Нехватка ресурсов (металлы, вода, древесина, энергия и т. д.) Также подпадают под влияние основных угроз. На самом деле, нет ничего проще, чем безвозвратно разрушить город: это всего лишь вопрос блокирования его снабжения продовольствием и энергией. Это одни из самых серьезных угроз, с которыми может столкнуться город, потому что социальные, экономические и политические последствия ощущаются почти сразу (в течение нескольких дней). Отсюда приоритеты в области продовольственной безопасности, которых придерживаются всеми мировыми правительствами на протяжении веков.

Определенные виды загрязнения также представляют серьезную угрозу. Наряду с тяжелыми металлами и органическими соединениями, загрязняющими почву, распылениями, которые уже делают некоторые города непригодными для жизни, существует риск крупных промышленных аварий, которые вынудят эвакуироваться все городское население.

Города должны научиться предвидеть все это, преодолевать потрясения, восстанавливаться и извлекать уроки из событий, большинство из которых уже сегодня происходит в определенных частях мира. Чтобы прийти к этому, им потребуются ресурсы, энергия и утверждённый социальный порядок, который все труднее гарантировать.

Фактически, все эти угрозы могут рассматриваться как исходящие из-за пределов города (внешние угрозы). Есть и другой, не менее серьезный, но менее известный тип угроз – внутренние. Они возникают, в основном, из-за уязвимой инфраструктуры и социальных конфликтов.

Историкам и археологам хорошо известно, что способность города расти и процветать зависит от его способности защищать хорошие коммуникационные, транспортные и распределительные сети. Сегодня значительной части транспортной, электрической и водной инфраструктуры в странах ОЭСР функционирует более 50 лет (в некоторых случаях более 100 лет), и они уже работают далеко за пределами максимальной мощности.[2] Их взаимосвязь, сложность и однородность, в совокупности со скоростью управления компонентами городской жизни, также повысили уязвимость этой инфраструктуры. Таким образом, город легко дестабилизировать разовыми событиями, такими как наводнения, ураганы и террористические акты.

Когда после подорожания дизельного топлива в 2000 году 150 бастующих водителей грузовиков заблокировали крупные топливные склады в Великобритании, последствия быстро дали о себе знать: «Всего через четыре дня после начала забастовки большинство нефтеперерабатывающих заводов страны прекратил работу, заставив правительство принять меры для защиты оставшихся резервов.

На следующий день люди бросились в магазины и супермаркеты, чтобы запастись едой. А день спустя 90% заправочных станций прекратили обслуживание, и NHS [Национальная служба здравоохранения] начала отменять  

плановые операции. Поставки Royal Mail прекратились, и школы во многих городах и деревнях закрыли свои двери. В крупных супермаркетах, таких как Tesco и Sainsbury’s, было введено нормирование отпуска продуктов, и правительство призвало армию сопровождать автоколонны с жизненно важными товарами. В конце концов, общественное давление заставило забастовщиков прекратить свои действия».[3]

Социальный порядок в городе может быстро нарушаться, даже когда взаимосвязи функционируют. Все, что для этого нужно, – это экономический или политический кризис, который ведет к краху производственной деятельности, заметным потерям рабочих мест, жилищным кризисам, взрыву спекулятивного пузыря, беспорядкам (межклассовым или общественными), террористическим актам и так далее. Эти события стали частой причиной значительного усиления экономического и социального неравенства внутри стран[4] и даже внутри городов.[5] В этом нет ничего нового, но, похоже, уроки прошлого были забыты; археология показывает нам, что экономические и политические элиты великих цивилизаций часто вызывали бескомпромиссные экологические кризисы из-за давления, которое они оказывали на людей и природные экосистемы.[6]

Наконец, что не менее важно, все эти угрозы взаимозависимы и в настоящее время действуют на глобальном уровне. Большие, однородные, быстро движущиеся, глубоко взаимосвязанные международные сети – как это ни парадоксально – стали более устойчивыми к небольшим помехам, но они же более уязвимы к серьезным сбоям; и когда они происходят, может сработать эффект домино для системы в целом, что приведет к ее полному краху.[7] Ученые говорят о новом виде риска: «Системном глобальном риске», присущем этим обширным сложным сетям, и, будучи основными узлами в этих глобальных сетях, города подвержены им в наибольшей степени.

СЦЕНАРИИ БУДУЩЕГО: ПРЕДУПРЕЖДЕН – ЗНАЧИТ ВООРУЖЕН

Имея в виду вышесказанное, мы можем выстроить четыре возможных сценария. Цель состоит не в том, чтобы беспокоиться или пытаться предсказывать будущее, а в том, чтобы простимулировать воображение и проверить влияние этих угроз на возможное будущее. Я предлагаю принять эти сценарии в качестве ориентиров, путей или этапов, таких, как направления компаса. Они являются архетипами будущего, и призваны помочь проиллюстрировать тенденции, дать представление о том, что может ждать нас впереди.  Разделение на четыре сценария вытекает из двух футурологических работ: «Сценарии будущего» Дэвида Холмгрена[8] и «Устойчивые города» архитекторов и планировщиков Ньюмана, Битли и Бойера.[9] В первой работе описываются возможные траектории графиков нефти и изменения климата.

В отличие от этого, если изменение климата будет иметь быстрые и насильственные последствия, общество вступит в «коричневое технологическое» будущее, в котором источники влияния соберут все свои силы для поддержания «обычного бизнеса». Или, что еще хуже, общество может полностью развалиться – сценарий «спасательной шлюпки» – если эти катастрофы совпадут с молниеносной тратой ресурсов.

Вторая тропа посвящена исключительно концу нефтяных ресурсов и анализу их влияния на города. Здесь исследуется следующий вопрос: зная, что города полностью зависят от нефти и производят обширный углеродный след, каковы будут последствия для современных промышленных городов в конце нефтяного пика? В частности, рассматриваются две области: транспорт и продовольственная безопасность. Авторы описывают четыре сценария, которые похожи на сценарии Холмгрена: устойчивый город (соответствующий сценарию «зеленой технологии»), разделенный город (сценарий «коричневой технологии»), сельский город (сценарий «управления землей») и разрушенный город (сценарий «спасательной шлюпки»).

Однако оба этих прогноза рассматривают только сценарии, основанные на внешних угрозах (климат и нефть), без учета внутренних угроз. Последние были включены в представляемую вашему вниманию модель.[10]

ЭКОТЕХНИЧЕСКИЙ ГОРОД

Если воздействие глобального потепления оказывается постепенным, и «энергетический спуск» [11] может быть управляем, общество может принять «зеленые» технологии, обеспечить успешный переход и работать в направлении распределенных систем возобновляемой энергии без конфликтов или бедствий. , Это приведет к возрождению региональной, сельской экономики, более устойчивому сельскому хозяйству, более горизонтальным политическим системам и более компактным городам, в которых приоритетен общественный транспорт и местная экономика. Будет найден баланс между сокращением потребления и замедлением экономического роста благодаря технологии энергоэффективности и перераспределению экономики. Однако, город может пойти по этому маршруту только в том случае, если у него уже есть устойчивая, развитая инфраструктура, и если он избежит крупных политических, экономических и социальных потрясений. Это, безусловно, самый желательный сценарий с точки зрения поддержания уровня жизни и безопасности, сценарий, на который опираются наши демократические общества. Подводя итог, можно сказать, что в отсутствие значительных препятствий, даже в контексте снижения энергопотребления, безболезненный переход все еще возможен. Город может медленно, но верно готовиться к предстоящим «штормам».

ГОРОД ЭКО-ПОСЕЛЕНИЕ

Быстрое сокращение ресурсов, включая нефть и природный газ, может спровоцировать кризис, который поставит мировую экономику на колени. Этот глобальный коллапс может создать политическую нестабильность, что, в свою очередь, приведет к серьезным социальным проблемам, а также, как это ни парадоксально, к прекращению выбросов парниковых газов. В некоторых сельских районах появятся местные устойчивые общины (после массового исхода из сельской местности). Это будет достигнуто с помощью методов агроэкологии и пермакультуры и, прежде всего, путем поддержания способности населения к реализации локальной демократии. Вполне возможно, что крупные мегаполисы будут по-прежнему содержать богатые частные закрытые поселения, развивая городское сельское хозяйство в пригородных садах. В этом сценарии никто не верит, что цивилизация может быть сохранена в том виде, в каком она существует; люди будут двигаться дальше, чтобы работать ради чего-то совершенно иного. Города вернутся в полусельское состояние, удовлетворяя многие свои потребности в продовольствии и энергии очень локально, по принципу самодостаточных средневековых городов. Пригородные пояса будут состоять из экопоселений, снабжающих город и перерабатывающих отходы, подобно парижским огородникам 19-го века. Однако такая политика «радикальной устойчивости» будет осуществима только в том случае, если масштабные бедствия (ураганы, восстания, революции и т. д.), которые могут дестабилизировать политический и социальный порядок, не будут слишком интенсивными и частыми. Если они произойдут, организация города может радикально измениться, сохранив при этом шанс избежать разрушения и хаоса и сохранения подобия демократии, хотя и на все более локальных уровнях. В этом сценарии город мгновенно трансформируется, но не уничтожается «штормами».

ГОРОД-АНКЛАВ

Медленное снижение энергопотребления может оставить влиятельные силовые структуры на месте, что уничтожит малейшие шансы на реальные преобразования. Сочетание авторитарного государства и жадного частного бизнеса способствовало бы стремлению добывающей промышленности к освоению не возобновляемых ресурсов с предсказуемо катастрофическими последствиями. Но, тогда климатические и экологические кризисы будут настолько подавляющими, что для поддержания корабля на плаву потребуются вся энергия и ресурсы общества, в частности, из-за политики, которая будет являться централизованной, секьюритизированной, милитаризованной и неэгалитарной. Город расколется; богатые, находящиеся в коконе своих безопасных районов, будут иметь доступ к все более дорогостоящим материалам, защищая себя от климатических изменений с помощью новых технологий. Беднейшие члены сообщества будут оставлены на произвол судьбы в полусельских районах (при этом, обеспечить им выживание помогут участки с уцелевшим растительным покровом) или даже в трущобах с наименее надежным доступом к ресурсам. В этом сценарии экономическая элита (богатые) и политическая элита (правительство) в своих благополучных анклавах будут использовать насилие и страх, чтобы сохранить свою привилегию. У этих элит не будет иного выбора, кроме как вводить все более жестокие законы. Те, кто находится в наиболее опасном положении, постепенно потеряют средства для защиты от экологических и социальных катастроф, и некоторые районы (переполненные прибывающими мигрантами) станут трущобами и превратятся в слепую зону для полицейских. Политическая сплоченность, а, следовательно, и демократия, будут первыми жертвами, оставляя поле открытым для расширения частного сектора и его отлаженного процесса создания все большего количества привилегий и социального сегрегирования – иными словами, социального хаоса. Город рушится, богатые «управляют» кризисом, все остальные переживают его, а первые контролируют последних все более недемократическими средствами.

ГОРОД-КОЛЛАПС

В случае, если быстрый экономический и политический коллапс (сценарий Экопоселения) усугубляется серьезным экологическим и климатическим кризисом, будет уже слишком поздно идти по пути устойчивости – крах неизбежен. История показывает, что отсутствие подготовки, в сочетании с чередой различных бедствий, приводит к тому, что город исчезает. Например, мёртвый город Эфес, порт и второй по величине город в Римской империи, заброшенных примерно в 1000 году, когда река высохла после того, как все деревья на окружающих холмах были срублены. Войны, болезни и голод всегда очищали города от их жителей, и это может произойти снова. В Сирии и Ливии вооруженный конфликт опустошил целые города, которые до сих пор не восстановлены. Когда потрясение слишком сильное, часть городского населения бежит, а те, кто не может бежать – остаются, становясь жертвами дефицита и хаоса. Эпидемии и / или конфликты в состоянии уничтожить социальную жизнь групп, контролируемых местными криминальными фигурами. Некоторые небольшие скопления населения смогут выжить лишь в исключительно благоприятных условиях (таких, как здоровая река, плодородные поля или условия изолированного «монастыря»). Эти небольшие острова («спасательные шлюпки» по Хольмгрену) могут стать единственным шансом человечества найти выход из темных времен и сохранить надежду на возрождение через несколько десятилетий или столетий. В этом сценарии непредсказуемые и необратимые эффекты домино приводят к быстрому разрушению города.

ПРОРЫВ ВООБРАЖЕНИЯ

Этот компас из четырех сценариев дает нам новый взгляд на будущее. Они позволяют нам более четко видеть, что поставлено на карту: от укрепления классовых отношений, деиндустриализации городов, массового исхода населения и коллапса инфраструктуры, до развития зеленых технологий. Даже если детали этих траекторий не указаны, глобальные тенденции ясны: дело идет к катастрофе или тому, что некоторые могут назвать коллапсом.

Эти теории отличаются от более распространенных прогнозов, основанных на мифах о техническом прогрессе и заманивающих нас будущим, все крепкими связями с миром виртуальным, и, таким образом, в конце концов, отделенных от осязаемой реальности. Но тут мы явно столкнулись с ограничениями этого подхода (и науки о земных системах), и теперь мы должны подготовиться к будущему перелому.

В городах промышленно развитых стран, в том числе, Европы, весьма вероятно, что мы достигнем «пика урбанизации» в течение следующего десятилетия. Другими словами, мы не можем продолжать двигаться в этом ультрагородском направлении. Будущее индустриальных городов, скорее всего, будет зависеть от депопуляции, воссоединения с «зелеными поясами» и сельской местности, запоздалого сокращения социального неравенства и перераспределения экономики. Изменение баланса в пользу конкретного сценария зависит только от нас.

Даже если, непосредственно, природа этих сценариев не ясна, мы можем быть уверены, что городское будущее должно быть устойчивым.[12] Городам придется переживать различные виды «штормов», некоторые из которых будут более легкими, чем другие, и это радикально изменит реальность того, как европейцы проектируют и населяют свои города. Предвидя эти «штормы» сегодня, прочувствовав и вообразив их, мы можем быть к ним готовы и, таким образом, предотвратить глобальную катастрофу.


[1] P. Servigne (2017). Nourrir l’Europe en temps de crise. Vers de systèmes alimentaires résilients, Babel.

[2] I. Goldin & M. Mariathasan, (2014). Недостаток бабочки: как глобализация создает системные риски и что с этим делать. Издательство Принстонского университета, с.101.

[3] P. Servigne & R. Stevens (2015), Comment tout peut s’effondrer. Petit manuel de collapsologie à l’usage des générations présentes, Seuil, p. 116.

[4] R. Wilkinson, & K. Pickett (2009). The Spirit Level: Why Equality is Better for Everyone, Allen Lane.

[5] O. Razemon (2016) Comment la France a tué ses villes, Rue de l’échiquier.

[6] Например, засоление земель в третьем тысячелетии до н.э. в Месапотамии, или, в наши дни, культивация земель богатыми европейскими компаниями, ведущая к уничтожению тропического леса. См. N. B. Grimm, et al. (2008). Global change and the ecology of cities, Science, n°319, pp. 756-760.

[7] P. Servigne & R. Stevens (2015), op. cit.

[8] D. Holmgren (2009), Future scenarios, How communities can adapt to peak oil and climate change, Green Books.

[9] P. Newman et al. (2009) Resilient cities. Responding to peak oil and climate change, Island Press.

[10] Здесь вооруженный конфликт не включен во внешние угрозы, а гражданская война не включается в угрозы внутренние.

[11] В контексте постпикового нефтяного перехода это можно отнести к переходу от растущего потребления энергии к его сокращению. https://www.transitionculture.org/essential-info/what-is-energy-descent/

[12] A. Sinaï et al. Petit traité de résilience locale, 2015, Éditions Charles Léopold Mayer.

Эта статья является сокращенной версией первой части эссе Imaginer l’Avenir des Villes, опубликованного Barricade (Льеж) в 2016 году и доступного на сайте www.barricade.be

Newsletter

Sign up to the newsletter for handpicked highlights of articles, interviews and translations published each month.

Select the language(s) for which you would like to receive notification :

Select the theme(s) for which you would like to receive notification :

В ПРЕДДВЕРИИ ШТОРМА:   ПРОГНОЗИРОВАНИЕ БУДУЩЕГО ГОРОДОВ

Cookies on our website allow us to deliver better content by enhancing our understanding of what pages are visited. Data from cookies is stored anonymously and is never shared with third parties.

Find out more about our use of cookies in our privacy policy.