Виден ли конец дефициту? Американские компании готовятся к освоению обширных источников сырья на небесных телах. Но космическая добыча также является источником конфликтов, поскольку глобальное достояние космического пространства замыкается, повторяя схемы присвоения ресурсов нашей собственной планеты.

Америка по-прежнему остается лучшим местом для людей полных истинного духа первопроходцев. В 2015 году президент Обама подписал закон о добыче полезных ископаемых в космосе. В соответствии с Законом об исследовании и использовании космических ресурсов американские компании могут получить разрешение на добычу сырья на планетах, спутниках и других небесных телах. Закон гарантирует права компаний на добытые там ископаемые.

Закон о космосе вступил в силу после того, как группа компаний заинтересованный в космической добыче полезных ископаемых пролоббировала его принятие. Эти компании носят такие названия, как Moon Express, Planetary Resources и Deep Space Industries. Они разрабатывают космические корабли и роботов для беспилотных операций по добыче полезных ископаемых, и их поддерживают инвесторы с большими карманами. Например, соучредитель Google, миллиардер Ларри Пейдж, один из финансистов Planetary Resources.

Фаворит в космической гонке компания Moon Express. В 2016 году американская администрация дала компании разрешение на первую коммерческую посадку на Луну. Эта лунная исследовательская миссия запланирована на 2017 год* . Через десять лет Moon Express хочет иметь возможность доставлять сырье, такое как металлы, на Землю и продавать их. Другие космические шахтеры обращают свой взгляд на астероиды, многочисленные глыбы из камней и металлов, вращающиеся вокруг Солнца. Некоторые из этих астероидов периодически сближаются с Землей. На их поверхности можно найти высокие концентрации металлов, мало или трудно доступный на Земле, например таких как платина. Астероид диаметром 100 метров может содержать драгоценные металлы на миллиарды евро. Гравитационное притяжение этих планетоидов ничтожно, что дает преимущество перед Луной: для мягкой посадки и взлета требуется гораздо меньше топлива**.

Вслед за США над законодательством в области космической добычи работают Объединенные Арабские Эмираты и Люксембург***. Обе страны ищут новые бизнес-модели сейчас, когда ископаемое топливо и уклонение от уплаты налогов уходят в прошлое. В 2016 году правительство Люксембурга объявило, что выделит двести миллионов евро на развитие технологий космической добычи полезных ископаемых. Deep Space Industries и Planetary Resources решили создать филиал в Великом Герцогстве, чтобы не только получить государственное финансирование, но и получить легитимность. Другими словами, Закон об американском космосе вызывает споры.

Трагедия

Единственная «конституция», имеющая отношение к космосу, – это Договор по космосу 1967 года. Этот договор, подписанный под эгидой ООН гласит, что космос и небесные тела являются достоянием всего человечества, и запрещает странам присваивать их. Американский закон о космосе, похоже, противоречит этому договору. Как страна может передать право собственности на ресурсы астероида компании, если страна не владеет астероидом?

В 2016 году Закон о космосе подвергся резкой критике в юридическом подкомитете Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Россия заявила, что все ресурсы в космосе подпадают под действие статьи о неприсвоении, и назвала действия США неприемлемыми. Бельгия также заняла такую же позицию. Представитель Бельгии заявил, что национальное законодательство не является решением проблемы из-за отсутствия международных правил. «Неужели мы действительно хотим ситуации «первым пришел – первым обслужен»****, когда одни страны берут в свои руки ресурсы, а другим достаются лишь крохи?»

«Проблема в том, что Договор по космосу не запрещает и не разрешает присвоение ресурсов», – говорит Таня Массон-Цваан, преподающая космическое право в Лейденском университете. «Наряду с запретом на присвоение небесных тел есть еще одно положение: у стран есть свобода использования космоса. Из этого, я делаю вывод, что Закон о космосе не противоречит Договору о космосе. Действительно, этим актом США соблюдают важное условие договора: частная деятельность в космосе требует одобрения и надзора со стороны государства».

Сторонники Закона о космосе часто проводят аналогию с рыболовством в международных водах. Даже если никто не владеет открытым морем, каждой стране разрешено ловить рыбу. Точно так же каждая страна должна иметь право добывать сырье в космосе. Но по мнению космического эксперта Эрика Лаана, это неуместное сравнение,. «Свободный промысел привел к перелову и рыболовным войнам. В конце концов страны были вынуждены заключить множество договоров о рыболовстве. Не забывайте, что рыба – это возобновляемый природный ресурс: если вы не поймаете слишком много рыбы, запасы останутся стабильными. С другой стороны, сырье в космосе невозобновляемо: то, что вы забираете, нельзя пополнить. Я бы предпочел сравнить космос с морским дном».

С 1994 года добыча полезных ископаемых на морском дне под международными водами контролируется Международным органом по морскому дну. Он выдает лицензии компаниям и должен гарантировать, что все страны извлекут выгоду из доходов. Хотя планы глубоководной добычи полезных ископаемых встретили сопротивление со стороны защитников окружающей среды, та часть Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS), на основе которой был создан Международый орган по морскому дну, свидетельствует о прогрессивном мышлении. Он включает в себя принцип «общего наследия человечества». Это означает, что всеобщее достояние, такое как морское дно, не может быть чьей-либо собственностью и должно управляться международным сообществом; доходы должны распределяться между всеми странами, а общая собственность должна передаваться будущим поколениям в хорошем состоянии. Все это делается с целью предотвратить «трагедию общин», когда коллективные ресурсы истощаются в результате чрезмерной эксплуатации.

Изрядная доля

Хотелось бы иметь такой договор по космосу. Фактически, он есть, но он так и остался пустой бумажкой. Договор о Луне 1979 года определяет Луну и все другие небесные тела как общее наследие человечества. Он содержит явный запрет на присвоение ресурсов. Это требует установления «международного режима» для управления ресурсами и распределения выгод. Но космические державы, такие как США и Россия, отказались от этой справедливой сделки. Они не подписывали Лунный договор. Только шестнадцать стран, включая Нидерланды, Бельгию и Австрию, ратифицировали его.

«Со столь слабой поддержкой Лунный договор не может рассматриваться как часть общего международного обычного права. Он является обязательным только для стран, участвующих в нем», – говорит Таня Массон-Цваан. «Нидерланды пытаются реанимировать договор, но в то же время ищут альтернативы. Вот почему мы основали Гаагскую рабочую группу по управлению космическими ресурсами вместе с университетами, правительствами, компаниями космической добычи и одной НПО. Совместными усилиями мы пытаемся сформулировать строительные блоки для международных правил космической добычи полезных ископаемых. Эти правила позже могут быть изложены в новом договоре, но также и в не имеющих обязательной силы руководящих принципах. Если достаточное количество стран включат такие руководящие принципы в свои законы, они могут получить статус обязательного международного обычного права. Даже правительство США может быть открытым для обсуждения. Было решено, что космический комитет ООН включил космическую добычу в повестку дня на 2017 год как отдельный пункт».

Конфликты

Даже неустрашимые оптимисты ожидают, что пройдет еще десять лет, прежде чем космическая добыча станет реальностью. И Массон, и Лаан утверждают, что еще достаточно времени для формулирования международных правил. Но история Международного органа по морскому дну показывает, что время уходит, – утверждает Бас Айкхаут, член Европейского парламента от голландских «зеленых». «Прошло двадцать пять лет, прежде чем мировое сообщество согласилось с Органом по морскому дну. США до сих пор не признают его полномочия. Мы должны предотвратить превращение космоса в новую проблему, вызывающую разногласия в мировой политике. Вот почему я попросил Европейскую комиссию работать над мораторием на космическую добычу полезных ископаемых. Такой мораторий уже действует для Антарктиды ».

Разве изобилие ресурсов в космосе не лишает смысла ссориться из-за них? В 2014 году американский астрофизик Мартин Элвис опубликовал несколько потрясающих математических выкладок. Основываясь на размере, составе и орбите известных астероидов, он подсчитал, что существует только десять астероидов, сближающихся с Землей, на которых добыча платины и родственных металлов могла бы быть прибыльной.

«Десять – это нижний предел», – объясняет Лаан. «Открывается все больше и больше астероидов. Но есть все основания опасаться конфликта. Один прибыльный астероид, который проще всего достичь с Земли, может вызвать конкуренцию. Если два правительства выдают лицензии двум компаниям на разработку одного и того же астероида, возникает конфликт в космосе, который можно предотвратить только с помощью международных правил».

По словам Айкхаута, помимо имущественного аспекта разработки космического пространства, необходимо прояснить и другие вопросы. «Как мы можем предотвратить заражение небесных тел земными микробами? Кто убирает космический мусор в случае аварии? Разрешено ли горнодобывающим компаниям изменять орбиту астероида, чтобы приблизить его к Земле? Остерегайтесь космической золотой лихорадки. В конце концов, самые насущные проблемы на Земле, такие как изменение климата, не будут решены с помощью космической добычи».

Дефицит

Слишком твердая вера в космическую добычу могла бы принять неправильный оборот для Земли, если бы человечество преждевременно объявило конец дефициту. В красивом видео 2013 года Deep Space Industries***** утверждает: «Наш мир на пределе возможностей, но все мы хотим большего. И почему бы нет? Наша крошечная планета находится в огромном море ресурсов». Станет ли космическая добыча оправданием для продолжения расточительного западного образа жизни?

«Мы действительно должны быть осторожны с такими маркетинговыми историями», – считает Лаан. «Между тем Deep Space Industries признает, что не будет доставлять сырье на Землю. Ресурсы в космосе в основном будут использоваться в самом космосе».

Затраты, связанные с запуском с Земли в космос полезной нагрузки, высоки. Вот почему привлекательно строить космические корабли и космические станции в космосе, используя инопланетные металлы. Топливо для космических кораблей можно производить и в космосе, из воды на астероидах и с использованием солнечного света. Пока что именно здесь открываются самые большие возможности для космических горнодобытчеков.

В краткосрочной перспективе, как подозревает Лаан, только родий будет достаточно ценным, чтобы его можно было добыть на астероидах и доставить на Землю. «Это может быть осуществимо через десять лет. Этот металл платиновой группы очень редко встречается в земной коре, и его трудно добывать. Он имеет множество ценных применений, в том числе в высоких технологиях. Когда-то цена на родий составляла 200 000 евро за килограмм».

Страхование

В научно-фантастическом фильме 2014 года «Интерстеллар» человечество отказалось от космическиъ путешествий из-за огромного бремени, которое они возлагают на и без того истощенные ресурсы Земли. Это не слишком привлекательный сценарий. Даже если мы не сможем решить проблему дефицита ресурсов с их помощью, космическая добыча открывает интересную перспективу: космический сектор, который самодостаточен в материалах и энергии.

Исследование космоса дает ценные знания о происхождении Вселенной, Земли и жизни. Кроме того, космические путешествия – это страховка на случай, если наша планета станет непригодной для жизни. Это может быть вызвано не только людьми, но и падением метеорита на Землю или извержением супервулкана.

Распространяясь по нашей галактике, мы сможем защитить хотя бы часть будущих поколений, как людей, так и другие виды, от космической катастрофы. Если мы обнаружим, что это стоящая цель, можем ли мы позволить себе отказаться от добычи полезных ископаемых в космосе – при условии, что существуют правила, предотвращающие споры и обеспечивающие равный доступ к космическому достоянию? Или мы смиримся с тем, что все произведения Шекспира и теория относительности, дружба и любовь однажды будут потеряны?

Глоссарий:

Сырье из космоса

Во время формирования планеты Земля гравитация оттянула к ее ядру многие металлы. Они только спорадически встречаются в земной коре. Однако на многих астероидах эти металлы находятся на поверхности. Эти так называемые металлические астероиды – некогда ядра развалившихся небесных тел – в основном состоят из металла. Другие астероиды богаты водой в виде льда, который есть и на Луне.

Драгоценные металлы

Корпорации по добыче астероидов обратили внимание на платину и родственные металлы, такие как палладий и родий, которые на Земле редки и дороги. Платиновые металлы используются в катализаторах и электронике.

Неблагородные металлы

Металлы, такие как железо и цинк, поступающие с астероидов, могут быть использованы при строительстве космических кораблей и космических станций. Когда извлекаемые запасы этих металлов на Земле истощатся – запасы цинка могут быть исчерпаны к 2100 году – может стать выгодно транспортировать их на Землю.

Вода

Вода, добытая в космосе, остается в космосе: в качестве питьевой воды для космонавтов и для выращивания сельскохозяйственных культур. С помощью солнечных батарей воду можно разделить на водород и кислород. Таким образом создается топливо для космических кораблей.

* По состоянию на март 2021 года полет так и не состоялся

** На самом деле это больше проблема чем преимущество.

*** Как бы это не казалось странным, Люксембург страна с одной из крупнейших спутниковых группировок.

**** Раньше встал того и тапки?

***** В 2019 компания разорилась и была поглощена производителем спутниковых двигателей из-за наработанных технологий

Finding Common Ground
Finding Common Ground

An investigation into the commons reveals the wide-ranging spectrum of definitions and applications of this concept that exist across Europe. Yet from the numerous local initiatives, social movements and governance models associated with this term – is it possible to identify the outline of a commons-based approach that could form the basis of a broad cross-societal response to the failures of the current system?

Cookies on our website allow us to deliver better content by enhancing our understanding of what pages are visited. Data from cookies is stored anonymously and only shared with analytics partners in an anonymised form.

Find out more about our use of cookies in our privacy policy.